<-- header__menu -->

Основание обители

Зилантова гора - вне сомнений, одно из самых легендарных и овеянных сказаниями мест в Татарстане. Может быть, даже самое легендарное. Некоторые предания утверждают, что первоначально древнейшая Казань (Иске - Казан?) будто бы возникла именно здесь, а не на Кремлевском холме. Но данные археологии это пока не подтверждают. Скорее всего, гора была одним из наиболее живописных уголков в окрестностях древнейшей Казани. А сейчас это просто уникальный островок природы, истории и самое главное - православной духовности на территории гигантского промышленного Кировского района.
   Представим, что когда-то ее окружали бескрайние заливные луга, болотца и озера - целый водный лабиринт. Она была островком густой древесной зелени над огромной травяной низиной. Река Казанка, имеющая сейчас совсем другое, искусственное русло, тогда текла от Кремлевского холма почти прямо к горе и делала вокруг нее самый крутой и резкий изгиб, из всех, какие только были в ее низовьях. Крутую овальную гору она огибала с востока и севера, а дальше текла уже к Волге. Кроме того, в ее пойме, под самыми склонами, приютилось еще несколько маленьких, но очень красивых озер, которые облюбовали лебеди. Берега заросли высоким камышом и вербой. Над ними стояли огромные вязы и ивы. Тишина и благодать.
   Но ... свято место пусто не бывает. Так уж получается, что предыстория большинства христианских святых мест всех времен и народов - темная, зловещая, языческая. В дохристианском своем состоянии люди не могли просто любоваться природой, они были лишены даже такой естественной возможности. Они начинали с испугом и подобострастием поклоняться тем зловещим существам, которые "населяли" эту природу - которых христианские подвижники позже безошибочно по всем признакам разоблачали как лукавых духов и изгоняли молитвой и крестом. Зилантова гора (Джилан Тау) - означает "змеиная". А змея - существо особое почти для всех без исключения народов дохристианской эпохи. Тем более, если эта змея ... крылатая и - неуничтожимая обычным способом.
   Именно такая змея взяла да и завелась, согласно легендам, на горе, позже прозванной ее именем. "Завелась" очень симптоматичным способом, о котором почему-то мало кто из исследователей истории и фольклора задумывался. Просто обычно приводили эту легенду без серьезных комментариев. Дело в том, что основатели древней Казани, или, точнее, поселения на месте современной Казани (булгары - притом, видимо, с преобладающим языческим, даже еще не вполне исламским мировоззрением: настолько давно это было!) решили вывести водившихся на горе обычных змей. Но "вывести" непременно шаманско-колдовским способом, ведь другого они не знали. По одной легенде, колдун, по другой - "девица" (или даже "сноха хана Али-Бея, известная своими чарованиями") произвели обряд сожжения змей, согнанных - также, конечно, специальными обрядами, - в одно место.
   Обычных-то змей сожгли, но вот после этого начало твориться что-то совсем неладное. Возникла "аномалия", как назвали бы современные неоязычники-оккультисты, любящие во всем наукообразную терминологию. Собравшиеся у шаманского костра вдруг с криками бросились бежать от внезапно напавшего на них суеверного ужаса: всем разом померещилось, что их преследует по воздуху возникший из огня 2-главый или даже 12-главый змей. При жутких обстоятельствах, в диком страхе и мучениях, погиб один прославленный "богатырь" по имени Чурил: он бежал не останавливаясь много километров, пока не был растерзан на 6 частей вдоволь насладившимся погоней воздушным духом в образе змия у оврага Алты-Кутар ("Шесть частей") или, по-русски, Кутарка, возле села Чурилино. Кстати, с современной точки зрения, ничего удивительного в этом, увы, нет: исследователи "неопознанного" постоянно сталкивались и сталкиваются со случаями, когда шаманы или просто одержимые бегают с нечеловеческой скоростью и на огромные расстояния. И случаи самой ужасной, мучительной смерти современных любопытствующих "контактеров с НЛО", разорванных "лучом" или просто сожженных - тоже, к сожалению, факт. Погоня для усиления в человеке безумного страха, для того, чтобы он стал еще более беспомощным и забыл все на свете, а главное - Бога ... это тоже явление симптоматичное. Как тут не вспомнить уже из XX века поучения святого старца Силуана Афонского: " Один неискусный монах страдал от бесов, и когда они нападали на него, то он убегал от них, и те гонялись за ним... Если случится с тобою подобное, то не убойся и не беги, но стань мужественно, смири себя и скажи: Господь, помилуй меня, великого грешника, а если будешь трусливо бежать, то они загонят тебя в пропасть". Если даже и монахи-подвижники так страдают, так что же говорить о совсем беспомощном перед "параллельным миром" язычнике - пусть даже и богатыре, но без Св. Креста.
   Какие же вещи можно явственно понять из этой легенды с православной, святоотеческой точки зрения? Во-первых, летающий змей - один из самых "любимых" воздушными нечистыми духами образов, которые они принимают для устрашения или просто обмана людей: со времен Адама и Евы - и до времен святого Георгия Великомученика, до века преподобного Иоанна Многострадального, долго и страшно искушаемого в Киевских пещерах, но вышедшего победителем (кстати, частичка его мощей с нынешнего, 2002 года, пребывает в Зилантовом монастыре!). Можно вспомнить, что в совсем уже близкое к нам время преподобную Елену Дивеевскую именно ужасное, неописуемое человеческими словами видение змея подтолкнуло к окончательному решению уйти в монашество - в духовные дочери св. Серафима Саровского, чтобы победить в самой себе змея страстей (удивителен промысел Божий, "совпадение", что частичка и ее мощей недавно прислана из Дивеево в Зилантову обитель). Так что знаменитый "Джилан-Зилант" - это никакое ни влияние китайских или вообще восточных традиций почитания драконов как покровителей и защитников, а самый обыкновенный "местный" бес.
   Второй вывод - очень знаменательно появление "змия" именно после совершения языческого обряда, даже как прямое следствие его. Так бывало везде и во все времена. Об этом стоило бы помнить и современным любителям "очистить" свою квартиру, вывести из нее "дурную энергию" - но не путем церковного освящения, а путем обращения к экстрасенсам, колдунам и прочим.
   В результате такого "выведения" нечистая сила как раз, ровно наоборот, "заводится" - и дальше ее по - настоящему вывести очень трудно. Согласно легенде, город после этого даже пришлось перенести на другое место, за 2 километра.
   Впрочем бесу, принявшему облик Зиланта, было, видимо, выгодно тогда же инсценировать свою смерть. По одной легенде, опаленный костром змей все-таки упал и издох в 12 верстах от города, по другой - его будто бы успел перед своей гибелью "смертельно ранить" тот самый несчастный богатырь. В результате, напуганные люди, поверившие этой "смерти", уйти -то ушли, но не так далеко. И это не помешало "умершему" змею, еще много лет, согласно другой легенде, тревожить перенесенный город своими внезапными, сеявшими панику налетами. В результате, в конце концов случилось то, что было нужнее всего духу: жители поняли бесполезность борьбы и стали регулярно "задабривать" его жертвами, в результате чего он из врага сделался "покровителем и хранителем" города.
   По другим источникам, письменным и устным ("Казанский летописец", например), можно косвенно судить, что вот таких "дракончиков" в Среднем Поволжье водилось до 1552 года немало. Все они, к испугу и растерянности жителей, не понимавших, что же произошло, "вывелись и ушли" перед самым походом царя Иоанна Грозного. А тот змей, что облюбовал хорошо известное место под Елабугой с символичным названием "Чертово городище" ( там до сих пор стоит мрачная древняя башня), улетая, даже публично предсказал толпе этот приход православного воинства.
   Как тут не вспомнить дивно символичный герб Москвы, ныне вставленный в середину официально утвержденного Российского Государственного Герба: Св. Георгий Победоносец пронзает змея, точь в точь, один к одному повторяющего изображение Зиланта!.
   Да, о многих исторических событиях мы судим лишь внешне, не понимая или только потом понимая их внутреннюю, духовную суть. В 1529 г. на этой же горе принял смерть св. мученик Иоанн Казанский. Согласно житию, он здесь же, невдалеке и был похоронен. Стоит сказать, что наверняка, по промыслу Божьему, место мученичества было неслучайным. Гора, ставшая "нечистой" после совершения многих жертв языческих, подлинно очистилась и стала святой после жертвы за Христа первомученника Казанского - нижегородца, попавшего в плен и отказавшегося перейти в ислам. По всей Казанской епархии и особенно в Успенской Зилантовой обители торжественно чтится его святая память (6 февраля нового стиля). Отныне, с его кончины, близится новая эпоха истории и нашего города, и легендарной горы. Как видим, история города и горы неразделима.
   Действительно, на следующий же год после мученической кончины св. Иоанна родился тезоименный ему Иоанн Васильевич - будущий царь Иван Грозный, которому предстояло и завоевать Казань, и, помимо прочего, своим указом основать Зилантову обитель. До сих пор, кажется, никто из историков не отмечал этого совпадения. Стоит заметить, что долгожданное (точнее, ожидаемое вообще в течение всей жизни) рождение сына - наследника у 50-летнего Василия III, которому оставалось жить лишь 3 года, во всех летописях того времени воспринималось однозначно как чудо, сопровождаемое к тому же, всевозможными небесными знамениями и предсказанное независимо друг от друга разными подвижниками, в том числе св. Даниилом Переславским.
   В 1552 году состоялся всем известный, овеянный легендами, последний Казанский поход. Первоначальным местом царской ставки при осаде стала все так же "стратегически выгодная" Зилантова гора. К тому же, место это было привычное и знакомое русским - неподалеку ведь находилось кладбище, на котором хоронили русских жителей Казани: купцов, постоянно торговавших здесь и, вероятно, пленников-рабов, одним из которых был и св. Иоанн. Лишь позже ставка была перенесена поближе к стенам осажденного города.
   2 октября 22-летний царь Иоанн, которого тогда еще никто не называл Грозным, въехал во "взятую мечом", переполненную трупами Казань. Был второй день праздника Покрова Пресвятой Богородицы и память св. мучеников Киприана и Иустины - хранителей опять-таки от колдовства и бесовской силы. Никогда еще прежде в истории России не было побед такого масштаба: пало под ее мощью целое соседнее государство! Притом государство, с которым за 100 с небольшим лет его существования было 13 больших войн, не считая мелких стычек. Но и жертвы тоже были - прежде неслыханные: всеми отмечалось, что количество убитых 2 октября, которых так до конца никто и не смог посчитать, сопоставимо разве что с погибшими на Куликовом поле.
   Много позже было сложена народная песня, ныне забытая, но в Х1Х веке записанная краеведом Пинегиным.
  

Казань-город на костях стоит,

Казаночка-река кровава течет.

Мелки ключики - горючи слезы,

   По лугам, лугам - все волосы.
   По крутым горам - все головы,
   Молодецкие, все стрелецкие...
  
   Много поминальных монастырей и храмов было основано на Руси после Куликовской битвы (самый знаменитый - Успенский на Дубенке). Иоанн IV после взятия Казани тоже основал Успенский монастырь: на Казанке. В тот же вечер 2 октября он, согласно летописям, "повеле царское знамя прияти и место очертити и поставити церковь во един день, и повеле Монастырю ту быти".
   Так что датой основания Зилантовой Успенской обители является, несомненно, 1552г. Она самая древняя в Казанской епархии и по праву отмечает сейчас свое 450-летие. Местоположение ее спустя несколько лет успело поменяться, о чем будет рассказано дальше, но сам знаменательный факт состоялся непосредственно в день взятия Казани 2 октября 1552г. (старый стиль) - в день Киприана и Иустины. Большой потерей является то, что сама древнейшая Киприановская церковь (в Кремле), тоже основанная 2 октября, разрушена в советское время до основания, но зато обитель на Зилантовой горе возрождена. В ней и продолжается традиция вечного поминовения всех убиенных православных воинов - и не только убиенных под Казанью.