<-- header__menu -->

Жития святых на Апрель

[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8]


 
17 апреля
 

(память 4 апреля по старому стилю)

Родился в Сицилии. По переселении в Грецию в пятнадцать лет ушел в Фессалоники, где принял монашество и проводил строгую подвижническую жизнь. Он отличался благочестием, трудолюбием, кротостью и пользовался любовью всей братии обители. Впоследствии преподобный был посвящен в сан пресвитера. Здесь он встретил преподобного Григория Декаполита († 816 г.; память 20 ноября/3 декабря), вместе с которым отправился в Константинополь для укрепления православных в догматах истинной веры.

Во время иконоборческой ереси за почитание и защиту святых икон преподобный Иосиф был заключен в темницу, из которой его освободил явившийся ему святитель Николай. Чудесно оказавшись в Константинополе, он вскоре построил церковь во имя святителя Николая, при ней же был основан монастырь. Во время возобновления иконоборческой ереси при императоре Феофиле (829-842 гг.) преподобный Иосиф вторично пострадал от еретиков, одиннадцать лет пробыв в изгнании в Херсоне. И в третий раз он был сослан в заточение за обличение брата царицы Феодоры († ок. 867 г.; память 11/24 февраля) Варды в незаконном сожительстве. Вернувшись из последней ссылки, при патриархе Фотии был духовником всего константинопольского клира. Имел дар прозорливости, так что знал даже тайные прегрешения.

Желая почтить св. апостола Варфоломея († I в.; память 11/24 июня) церковными песнопениями, удостоился его явления и благословения на письменные труды на благо святой Церкви. Преподобный написал 175 канонов святым, перу его принадлежат песнопения, вошедшие в Постную и Цветную триоди, в Минеи и Октоих. Святая Церковь называет его Песнописец.

Почил о Господе в 883 г.


(память 4 апреля по старому стилю)

Жил в IX в., был иноком и совершал свои подвиги на горе Малее в Пелопоннесе, где и завершил свой земной путь. Преподобный прославился своим подвигом безмолвия, в службе он воспевается как земной ангел и чудотворец. От мощей преподобного произошло много исцелений.


(память 4 апреля и в Соборе преподобных отцов Киево-Печерских, в Дальних пещерах почивающих, 28 августа по старому стилю)

Жил в XIV веке. Много лет страдая от различных недугов, дал обет Богу, что если получит исцеление, то до конца дней своих будет служить братии Киево-Печерского монастыря. Молитва его была услышана. И после выздоровления Иосиф, приняв монашеский постриг в Киево-Печерском монастыре, стал усердно подвизаться в посте и молитве и с любовью и терпением служить братии. Погребен в Дальних пещерах.

Тропарь преподобному Иосифу Многоболезненному, Печерскому, в Дальних пещерах

Тропарь, глас 8

Слез твоих теченьми пустыни безплодное возделал еси, и иже из глубины воздыханьми во сто трудов уплодоносил еси, и был еси светильник вселенней, сияя чудесы, Иосифе, отче наш, моли Христа Бога спастися душам нашим.


(память 4 апреля и 7 ноября по старому стилю)

Основал Благовешенский монастырь на острове Ворбозомского озера. В продолжении многих лет преподобный управлял обителью, неся большие труды и подвиги. Преподобный скончался около 1550 г.


(память 4 апреля по старому стилю)

Был сперва иноком в палестинской обители, а потом по повелению Божию поселился в Иорданском монастыре св. Иоанна Предтечи. В Великий пост, как и все иноки этой обители, преподобный ушел в пустыню, где встретил преподобную Марию Египетскую († 522 г., память 1/14 апреля), которая рассказала ему всю свою жизнь. По просьбе преподобной Зосима следующим Великим постом причастил ее, а еще через год похоронил святую. Подвизаясь в посте и молитве преподобный Зосима скончался в глубокой старости в 523 г., почти 100 лет от роду.


(память 4 апреля по старому стилю)

Сестра священномученика Симеона Селевкийского (память 7/20 апреля). Пострадала за Христа в Персии при царе Сапоре, около 341-343 г. вместе с сестрой-вдовой и рабыней.

По прошествии года со времени мученической кончины брата-епископа две его сестры вместе с рабыней были приведены к персидской царице, узнавшей о необычайной красоте Фервуфы. На другой день царица внезапно заболела и для ее излечения были призваны волхвы, которые, увидев при дворе св. Фервуфу, возгорелись к ней нечистой страстью, и каждый из них всячески старался склонить целомудренную деву ко греху. Когда же все попытки их оказались безуспешны, они сначала обвинили святых в желании отравить жену царя Сапора, а потом, уверив Сапора, что его жена для своего выздоровления должна пройти сквозь рассеченные части христианок, они предали их мученической смерти, перепилив пополам плотничьей пилой.


 
18 апреля
 

(память 5 апреля, 19 июня по старому стилю)

Патриарх Иов (в миру Иоанн) родился в 30-е годы ХVI в. в семье посадских людей города Старицы Тверской губернии. Отроческие годы прошли в Старицком Успенском монастыре, куда отец отдал его на воспитание. В этой обители он принял монашество с наречением имени Иов. Около 1569 года обитель посетил царь Иоанн Грозный, инок Иов привлек к себе его благосклонное внимание и вскоре был возведен в сан архимандрита. В 1571-1572 годах он настоятель Симонова Успенского монастыря в Москве, в 1575-1580 годах — Новоспасского. В 1581 году архимандрит Иов был рукоположен в сан епископа Коломенского. В 1586 году стал архиепископом Ростова Великого и в 1587 году — митрополитом Московским.

23 января 1589 г. при участии патриарха Константинопольского Иеремии состоялось наречение, а 26 января — торжественное поставление митрополита Иова в патриарха Московского и всея Руси.

Патриарх Иов ежедневно совершал Божественную литургию, читал наизусть Евангелие, Псалтирь и Апостол. «Во дни его не обретеся человек подобен ему, ни образом, ни нравом, ни гласом, ни чином, ни похождением, ни вопросом, ни ответом», — отмечает его жизнеописатель.

Со смертью царя Феодора Иоанновича в 1598 году пресеклась мужская линия династии Рюриковичей, начался период государственных нестроений, известный в истории России как Смутное время. Патриарх Иов, будучи уже старым и больным, составил обличительные грамоты, в которых Лжедимитрий назван своим настоящим именем беглого монаха Григория Отрепьева, обманщика и самозванца. Эти грамоты отрезвили многих, но Лжедимитрий успел заручиться поддержкой Польши и Ватикана, обещая ввести в России унию. В январе 1605 года патриарх Иов предал анафеме Лжедимитрия и поддерживающих его изменников. 13 апреля 1605 года скоропостижно скончался царь Борис Годунов. В Москве вспыхнул бунт, город был сдан самозванцу и полякам. Патриарх Иов отказался присягнуть Лжедимитрию и был низложен. Слуги Лжедимитрия ворвались в Успенский собор Кремля, чтобы убить патриарха. Святитель молился в это время перед Владимирской иконой Божией Матери. Сторонники самозванца сорвали с патриарха архиерейское облачение и не дали окончить Литургию. Он претерпел множество поношений и был сослан в Старицкий Успенский монастырь. В конце дней своих он благословил на патриаршество митрополита Казанского Ермогена. Через два года, 19 июня 1607 года, патриарх Иов скончался и был погребен в Успенском Старицком монастыре. В 1652 г. мощи святителя перенесены в Москву в Успенский собор.

Прославлен святитель в 1989 г.

Тропарь святителю Иову, патриарху Московскому и всея Руси

Тропарь, глас 3

Да торжествует Церковь Христова и да радуется град Москва, яко возсия светильник земли Российския, во исповедании истины непоколебимый Иов Патриарх, егоже молитвами, Господи, вся соблазны мира сего и ереси искорени, люди во благочестии настави и утверди в Православии.


(память 5 апреля по старому стилю)

Целомудренный Агафопод, диакон, пострадал за Христа вместе с юным Феодулом, чтецом, в Фессалоникии при императорах Диоклетиане и Максимиане в 303-305 гг.

Еще задолго до мучения св. мученику Феодулу в сонном видении незнакомый почтенный человек вложил в руки прекрасный перстень с изображением креста. Это было знаком будущего мученического венца. Перстнем этим св. Феодул исцелял больных и своими чудесами многих язычников обратил ко Христу.

Во время гонения на христиан святые были схвачены и заключены в темницу, где многих тяжких преступников привели к покаянию. В темнице святые видели один и тот же сон, предвещавший им мученическую кончину. Вскоре за твердое исповедование Христа и отказ принести жертву языческим богам св. мученики Агафопод и Феодул были утоплены в море. Море, приняв в себя тела святых, в тот же час выбросило их на берег. Христиане, взяв тела мучеников, с честью предали их погребению.


(память 5 апреля по старому стилю)

Монах, подвизался в Египте в царствование Юлиана Отступника, в IV веке.


(память 5 апреля по старому стилю)

Подвизался в IV веке вместе с преподобными Симеоном и Форвином.


(память 5 апреля по старому стилю)

Родом из Афин, он по смерти родителей, пылая ревностью к подвижничеству, удалился в пустыню в Эфиопии и поселился у подножия Фраческой горы (в Ливии). 95 лет проходил преподобный Марк тернистый путь пустынножительства. Не имея ни обуви, ни одежды, он много страдал от холода и, зноя, питался только пустынными растениями и служил Господу в полном уединении. Нечистые духи угрожали, прогоняли преподобного Марка, даже, схватив, влекли с горы с криком.

После 30-летнего испытания на подвижника сошла Божественная благодать, так что Ангелы приносили ему пищу. На теле святого выросли длинные волосы, которые стали защищать его от холода и зноя. Когда преподобного посетил авва Серапион, то он рассказал ему, что видел рай и беседовал с Господом. Потом преподобный Марк расспросил, стоит ли мир в законе Христовом, продолжаются ли гонения на христиан. Услышав, что идолослужение прекратилось, святой возрадовался и спросил: «Есть ли ныне среди мира святые, творящие чудеса, как сказал Господь в Евангелии Своем: «Аще имате веру яко зерно горушно, речете горе сей: прейди отсюду тамо, и прейдет; и ничтоже невозможно будет вам» (Мф. 17, 20)». Как только святой произнес эти слова, гора сдвинулась с места на 5000 локтей (приблизительно на 2,5 км) и приблизилась к морю. Преподобный Марк, заметив движение горы, обратился к ней: «Я тебе не приказывал сдвинуться с места, но беседовал с братом; поэтому встань на свое место!» После этого гора действительно вернулась на место. Увидев это, авва Серапион в страхе упал ниц. Преподобный Марк взял его за руку и спросил: «Разве ты не видел таких чудес за свою жизнь?» — «Нет, отче». И горько заплакал преподобный Марк, сказав: «Горе земле, потому что христиане на ней таковыми только по имени нарицаются, а на деле не таковы».

По Промыслу Божию было посещение аввой Серапионом великого подвижника, блаженная кончина которого уже приблизилась, и надлежало похоронить его честное тело. «Важен для меня настоящий день, важнее всех дней жизни моей, — говорил преподобный Марк, — сегодня почиет от многих трудов и болезней тело мое, сегодня освобождается душа моя от плотских страданий и идет успокоиться в обителях небесных». Перед кончиной преподобный Марк вознес молитвы о спасении всей земли и всех, в мире и любви Христовой живущих на ней. Он заповедал авве Серапиону похоронить его в пещере и завалить вход в нее. Авва Серапион стал свидетелем того, как душа 130-летнего старца, преподобного Марка, возносилась по воздушному пути к небу, и видел он отверзшиеся небеса для ее принятия († 400 г.).


(память 5 апреля по старому стилю)

Сын благочестивых родителей, оставшись в отрочестве сиротой, он был взят на воспитание родственниками, которые дали ему хорошее образование. Когда вырос, то раздал все свое имущество, отпустил слуг на волю и удалился в монастырь вблизи горы Олимп, именовавшийся «в Символах». Когда в 770 г. скончался настоятель монастыря Феоктист, братия избрали игуменом за молитвенное усердие, трудолюбие и кротость преподобного Платона, несмотря на то, что ему было всего лишь 35 лет.

После смерти императора Константина Копронима (775 г.) преподобный Платон отправился в Константинополь, где принес много пользы, назидая волнующихся по поводу иконоборческих смут словом и жизнью. По своему смирению он отказался от Никомидийской митрополии, предложенной ему патриархом Тарасием и в 782 г. вместе с племянниками — св. Феодором († 826 г., память 11/24 ноября) и св. Иосифом († 830 г., память 26 января/8 февраля) — удалился в пустынное место Сокудион. Они построили на горе церковь в честь святого апостола Иоанна Богослова и основали монастырь, настоятелем которого стал сам преподобный. Будучи образованным и начитанным в Священном Писании, преподобный Платон принял деятельнее участие в работе VII Вселенского Собора (787 г.), успешно обличал иконоборческую ересь и безбоязненно выступал на защиту и почитание святых икон, за что и получил именование исповедника.

Когда преподобный Платон приблизился к старости, то передал управление монастырем преподобному Феодору. Не раз святой за обличение беззаконных дел подвергался гонениям и темничному заключению со стороны императоров. По освобождении из заточения преподобный возвратился в Студийскую обитель, где в трудах и молитве прожил еще три года и отошел ко Господу на 79-м году жизни, 8 апреля 814 г.


(память 5 апреля по старому стилю)

Была родом с острова Эгины и происходила от благочестивых родителей. Достигнув совершенного возраста, вступила в брак и имела дочь. По случаю нашествия неприятелей переселилась в Солунь, где, посвятив дочь свою служению Богу в одном из монастырей, по смерти своего мужа и сама поселилась в нем.

Живя в монастыре, преподобная Феодора настолько преуспела в добродетелях, что совершала чудеса не только при жизни, но и по смерти своей. Так, когда по преставлении преподобной скончалась игуменья той обители и тело ее полагали близ гроба преподобной, то святая, как живая, подвинулась вместе с гробом, уступая место своей начальнице. От святых мощей преподобной Феодоры истекло благовонное миро, которым творились бесчисленные чудеса и исцеления. Кончина преподобной последовала в 879 г.


 
19 апреля
 

(память 6 апреля по старому стилю)

Родился во Фригийской области от благочестивых родителей. Мать, нося во чреве этот благословенный плод, сподобилась видения, предуказывающего, что родившийся младенец будет просветителем многих. Свое первоначальное образование и христианское воспитание он получил от деда-священника. Уже в детском возрасте святой сам предсказал свое будущее патриаршее служение. В возрасте двенадцати лет Евтихий был отправлен в Константинополь для получения дальнейшего образования.

Решив посвятить себя иноческой жизни, Евтихий удалился в один из амасийских монастырей, где принял пострижение. За свою строгую жизнь святой был поставлен архимандритом амасийских монастырей, а в 552 г. избран патриархом. В 553 г. святитель Евтихий присутствовал на V Вселенском Соборе. Двенадцать лет он управлял Константинопольской Церковью. В 565 г. за обличение императора Юстиниана в его покровительстве новой ереси автортодокетов, то есть «нетленномнителей», был оклеветан и сослан в Амасию. Святитель кротко переносил изгнание, пребывал в посте и молитве, во время голода кормил голодающих, причем запасы зерна в обители по его молитвам не оскудевали. За его богоугодную жизнь Господь даровал ему дар чудотворения, исцеления и пророчества. После двенадцатилетнего изгнания в 577 г. св. Евтихий снова вернулся на свою кафедру. В 582 г. святитель Евтихий с миром отошел ко Господу.


(память 11 мая, 6 апреля (св. Мефодий), 14 февраля (св. Кирилл) по старому стилю)

Родные братья Кирилл и Мефодий происходили из благочестивой семьи, жившей в греческом городе Солуни (в Македонии). Они были дети одного воеводы, родом бол-гарского славянина. Святой Мефодий был старшим из семи братьев, святой Константин (Кирилл — его монашеское имя) — самым младшим.

Святой Мефодий сначала служил, как и отец его, в военном звании. Царь, узнав о нем, как о хорошем воине, поставил его воеводой в одно славянское княжество Славинию, бывшею под греческой державой. Это случилось по особому усмотрению Божию и для того, чтобы Мефодий мог лучше научиться славянскому языку, как будущий впоследствии духовный учитель и пастырь славян. Пробыв в чине воеводы около 10 лет и познав суету житейскую, Мефодий стал располагав свою волю к отречению от всего земного и устремлять свои мысли к небесному. Оставив воеводство и все утехи мира, он ушел в монахи на гору Олимп.

А брат его святой Константин с юности своей показал блестящие успехи как в светском, так и в религиозно-нравственном образовании. Он учился вместе с малолетним императором Михаилом у лучших учителей Константинополя, в том числе у Фотия, будущего патриарха Константинопольского. Получив блестящее образование, он в совершенстве постиг все науки своего времени и многие языки, особенно прилежно изучал он творения святителя Григория Богослова, за что получил прозвание Философа (мудрого). По окончании учения святой Константин принял сан иерея и был назначен хранителем патриаршей библиотеки при храме святой Софии. Но, пренебрегая всеми выгодами своего положения, удалился в один из монастырей при Черном море. Почти насильно он был возвращен в Константинополь и определен учителем философии в высшей Константинопольской школе. Мудрость и сила веры еще совсем молодого Константина были столь велики, что ему удалось победить в прениях вождя еретиков-иконоборцев Аниния.

Затем Кирилл удалился к брату Мефодию и несколько лет разделял с ним иноческие подвиги в монастыре на Олимпе, где впервые стал заниматься изучением славянского языка. В обителях, бывших на горе, было много иноков-славян из разных соседних стран, почему Константин мог иметь здесь для себя постоянную практику, что для него было особенно важно, так как он, почти с детства, все время проводил в греческой среде. Вскоре император вызвал обоих святых братьев из монастыря и отправил их к хазарам для евангельской проповеди. На пути они остановились на некоторое время в городе Корсуни, готовясь к проповеди.

Здесь же святые братья узнали, что мощи священномученика Климента, папы Римского, находятся в море, и чудесным образом обрели их.

Там же в Корсуни святой Константин нашел Евангелие и Псалтирь, написанные “русскими буквами”, и человека, говорящего по-русски, и стал учиться у этого человека читать и говорить на его языке. После этого святые братья отправились к хазарам, где одержали победу в прениях с иудеями и мусульманами, проповедуя Евангельское учение.

Вскоре пришли к императору послы от моравского князя Ростислава, притесняемого немецкими епископами, с просьбой послать в Моравию учителей, которые могли бы проповедовать на родном для славян языке. Император призвал святого Константина и сказал ему: “Необходимо тебе идти туда, ибо лучше тебя никто этого не выполнит”. Святой Константин с постом и молитвой приступил к новому подвигу. С помощью своего брата святого Мефодия и учеников Горазда, Климента, Саввы, Наума и Ангеляра он составил славянскую азбуку и перевел на славянский язык книги, без которых не могло совершаться Богослужение: Евангелие, Псалтирь и избранные службы. Некоторые летописцы сообщают, что первые слова, написанные на славянском языке, были слова апостола Евангелиста Иоанна: “Вначале бе (было) Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово”. Это было в 963 году.

После завершения перевода святые братья отправились Моравию, где были приняты с великой честью и стали учить Богослужению на славянском языке. Это вызвало злобу немецких епископов, совершавших в моравских церквах Богослужение на латинском языке, и они восстали против святых братьев и подали жалобу в Рим. В 967 году св. Мефодий и Константин вызваны были папою Николаем I в Рим на суд для решения этого вопроса. Взяв с собой мощи святого Климента, папы Римского, святые Константин и Мефодий отправились в Рим. Когда они прибыли в Рим, Николая I уже не было в живых; его преемник Адриан II, узнав, что они несут с собой мощи св. Климента, встретил их торжественно за городом. Папа Римский утвердил Богослужение на славянском языке, а переведенные братьями книги приказал положить в римских церквах и совершать Литургию на славянском языке.

Находясь в Риме, святой Константин, в чудесном видении извещенный Господом о приближении кончины, принял схиму с именем Кирилл. Через 50 дней после принятия схимы, 14 февраля 869 года, равноапостольный Кирилл скончался в возрасте 42 лет. Перед смертью он говорил брату: “Мы с тобой как дружная пара волов вели одну борозду; я изнемог, но ты не подумай оставить труды учительства и снова удалиться на свою гору”. Папа приказал положить мощи святого Кирилла в церкви святого Климента, где от них стали совершаться чудеса.

После кончины святого Кирилла папа, следуя просьбе славянского князя Коцела, послал святого Мефодия в Паннонию, рукоположив его во архиепископа Моравии и Паннонии, на древний престол святого апостола Антродина. При этом Мефодию немало приходилось переносить неприятностей от инославных миссионеров, но он продолжал Евангельскую проповедь среди славян и крестил чешского князя Боривоя и его супругу Людмилу (память 16 сентября), а также одного из польских князей.

В последние годы своей жизни святитель Мефодий с помощью двух учеников-священников перевел на славянский язык весь Ветхий Завет, кроме Маккавейских книг, а также Номоканон (Правила святых отцов) и святоотеческие книги (Патерик).

Святитель предсказал день своей смерти и скончался 6 апреля 885 года в возрасте около 60 лет. Отпевание святителя было совершено на трех языках — славянском, греческом и латинском; он был погребен в соборной церкви Велеграда — столицы Моравии.

К лику святых равноапостольные Кирилл и Мефодий причислены в древности. В Русской Православной Церкви память равноапостольных просветителей славян чествуется с XI века. Древнейшие службы святым, дошедшие до нашего времени, относятся к XIII веку.

Торжественное празднование памяти святых первосвятителей равноапостольных Кирилла и Мефодия было установлено в Русской Церкви в 1863 году.

В Иконописном подлиннике под 11 мая сказано: “Преподобных отец наших Мефодия и Константина, нареченного Кирилла, епископов Моравских, учителей Словенских. Мефодий — подобием стар, власы седы, брада долга аки Власиева, ризы святительские и омофор, в руках Евангелие. Константин — ризы преподобнические и в схиме, в руках книга, а в ней написана русская азбука А, Б, В, Г, Д и прочие слова (буквы) все по ряду...”.

Указом Св. Синода (1885 г.) празднование памяти славянских учителей отнесено к средним церковным праздникам. Тем же указом определено: в молитвах на литии, по Евангелии на утрени перед каноном, на отпустах, а равно во всех молитвах, в коих поминаются вселенские святители Русской Церкви, поминать после имени святителя Николая архиепископа Мирликийского чудотворца, имена: иже во святых отец наших Мефодия и Кирилла, учителей Словенских.

Для православной России празднование свв. первоучителям имеет особое значение: “Ими бо начася на сроднем нам язьще словенстем Литургия Божественная и все церковное служение совершатися, и тем неисчерпаемый кладезь воды текущия в жизнь вечную дадеся нам”.

Акафист >>


(память 6 апреля по старому стилю)

Первоначально была диаконисой, а потом, по «любви к подвижнической жизни, удалилась в Низибийскую пустыню (в Месопотамии), где основала общину из дев, отличавшуюся строгостью устава. Преподобная Платонида для всех сестер была живым примером строгого монашеского подвига, кротости и любви к ближним. Достигнув глубокой старости, она мирно скончалась в 308 г.


(память 6 апреля по старому стилю)

Плененные персидским царем, св. мученики были усечены мечом за твердость в христианской вере в 344-347 гг.


(память 6 апреля по старому стилю)

Пострадал в III веке. О нем упоминается в трудах святителя Григория Двоеслова († 604 г.; память 12/25 марта). Вместе с ним пострадал священномученик пресвитер Архилий Римский.


(память 6 апреля по старому стилю)

Священномученик Иоанн (Бойков) родился в 1891 году в городе Бежецке и был старшим братом священномученика Иакова (Бойкова). В 1915 году он окончил Тверскую Духовную семинарию и поступил псаломщиком в собор в городе Осташкове. В 1917 году умер отец священник, и родственники уговорили Ивана Яковлевича вернуться на родину в Бежецк, куда он приехал в 1918 году и устроился работать учителем. Но не по душе было религиозному молодому человеку преподавание в новой, враждебной православию школе. Он женился, оставил учительство и в 1921 году был рукоположен в сан священника ко храму села Залужанье Молоковского района Тверской области. Здесь он служил до 1929 года. В это время началась коллективизация, и, как почти везде, она началась с закрытия храма. После того как храм был закрыт, жена Евфросиния Михайловна стала просить его, чтобы он не искал нового места священника и перестал служить; о том же просили и некоторые из крестьян, видя, что надвигается беда и не сегодня-завтра священник может быть арестован. Они говорили ему:

— Отец Иван, ведь уже и в Москве всё разрушают, храмы взрывают, оставь служение.

— Нет, я не изменник Богу. Море переплывешь — на берегу утонешь.

Но на всякий случай, чтобы из-за его священства власти не преследовали семью, он разрешил жене развестись.

В 1929 году о. Иоанн получил место священника на погосте Белом Молоковского района, а 1 ноября 1930 года перешёл служить в храм села Бошарова. Здесь жили монахини из многих закрытых монастырей и церковная служба правилась по-монастырски.

Время от времени о. Иоанн приезжал в Залужанье навестить семью и повидаться с прихожанами, которые искренне любили глубоко верующего священника. Приезжать приходилось ночью, чтобы не навлечь беду на близких. Но все равно, часто случалось так, что соседи, которым ГПУ поручило следить за домом священника, доносили о приезде о. Иоанна уполномоченному ОГПУ, тот посылал милиционера, который, приходя, спрашивал, здесь ли священник, и тут же уходил, не желая арестовывать его.

Побывав дома и всех повидав, священник ночью уходил пешком в село, где служил. ОГПУ все же решило арестовать священника, а вместе с ним и прихожан-крестьян. Формально их обвинили в том, что они являются противниками создания колхозов, повсюду говорят против них и создали на этой почве целую группу, которую будто бы и возглавил о. Иоанн Бойков. Соседи в очередной раз донесли, что к жене и детям приехал священник, и на этот раз ГПУ само арестовало его. Виновным себя о. Иоанн не признал. На допросе, отвечая на вопросы следователя, он показал: «В селе Залужанье я не стал служить с октября месяца 1929 года ввиду того, что церковь закрыли. Там я служил восемь лет. Особой дружбы мне с кем-либо вести не приходилось по той причине, что я глуховат, болезненный. В деревне Малые Дельки я знаю всех, так как эта деревня была прихода церкви села Залужанье. Знаю там Павлова Василия Павловича как живописца, так как последний лично мне писал икону и в церковь писал две иконы, затем золотил крест на колокольне. Кроме того, когда бывали в деревне Малых Дельках молебны и бывала плохая погода, приходилось останавливаться у Павлова, так как у него имеется навес и удобно ставить лошадь. Специально в гости к нему не ходил. Какой-либо помощи, советов я ему не давал и около года совершенно не виделся с ним. С момента моего отъезда в село Бошарово, то есть с 1 ноября 1930 года я ни с одним прихожанином Залужанского прихода не видался и никакой связи не имел, как письменной, так же и живой. Приехал я в село Залужанье 11 марта и, так как в Бошарове уволился совсем, привез детям картофеля два узла и хотел на другой день ехать на Красный Холм в город Бежецк к преосвященному епископу Григорию проситься куда-нибудь на службу в другой приход, но уехать не удалось, так как 12 марта был задержан на квартире у разведенной жены Постниковой. Больше по настоящему делу добавить ничего не могу».

Были арестованы и крестьяне, но ни один из них не признал себя виновным и не стал поддерживать выдумок следователя. Как раз именно в этом селе бедняки выступили против раскулачивания и изъятия имущества у односельчан, сумев доказать, что ни кулаками, ни «мироедами» они не являются. Тогда власти обложили «виновных» налогом и, поскольку налог был велик и не был уплачен, потребовали уплату штрафа, а за неуплату штрафа постановили изъять все имущество; однако сельсовет медлил с исполнением бессовестного решения. Теперь, когда и священник, и крестьяне были арестованы, следователь спросил председателя сельсовета Ивана Кутьина, почему он не произвел изъятия имущества у оштрафованных крестьян. Тот ответил: «Я не выношу крика и плача детей, и поэтому отказался идти, но я не говорил другим членам сельсовета, чтобы и они не ходили, а почему и они не пошли, я не знаю».

Через месяц, 20 апреля 1931 года, Тройка ОГПУ приговорила о. Иоанна к пяти годам исправительно-трудовых лагерей; вместе с ним были приговорены к различным срокам заключения и ссылки четверо крестьян.

После ареста священника у его жены Евфросинии отобрали дом в Залужанье и все, что в нем было, хотя дом был построен еще ее родителями, когда она решила выйти замуж за Ивана Яковлевича. Без дома и средств остались дочери о. Иоанна, Нина и Вера, которым было тогда восемь лет и четыре года. Власти отобрали всю одежду, у детей забрали игрушки, родным священника разрешили взять из дома только то, что те успели надеть.

Незадолго до ареста о. Иоанн просил свою мать, Александру Васильевну: «Мама, когда меня арестуют, не оставь моих детей, помоги им». Сестра о. Иоанна была против того, чтобы давать приют жене брата, потому, мол, что у Евфросинии Михайловны есть свои родственники, но Александра Васильевна настояла, и жена о. Иоанна с детьми поселилась в Бежецке в доме его матери. В доме в это время проживало много родственников, и семья арестованного священника поселилась на кухне. Поскольку Евфросиния Михайловна была лишена гражданских прав как жена священника, несмотря на то что была с мужем разведена, на работу ее никуда не принимали. И пришлось ей ходить по миру и побираться. Свое нищенство она от детей скрывала, чтобы те не переживали за нее и не стыдились; она никогда не ходила просить в храмы, так как это быстро дошло бы до родственников, а ходила по глухим и дальним деревням. Утром потихонечку соберется и уйдет, вечером придет с тем, что подаст Господь. Все, что ей удалось сохранить из личных вещей, в первые же дни было обменено на продовольствие. Но бесконечно так не могло продолжаться, и она поехала к своей сестре в Москву посоветоваться. Сестра ее принимала, но помочь ничем не могла, да и принимала как жену арестованного священника, тайно: только накормит — и все, на ночь никогда не оставляла, боялась, чтобы муж не узнал. Ехала однажды к ней Евфросиния в Москву и горько плакала, глаза не просыхали от слез. И вот какой-то человек спросил ее:

— Да что вы плачете-то? Что у вас случилось?

— Да вот еду, еду, а сама не знаю, куда и как еду и на что и как мне жить.

И человек тогда ей сказал:

— Поезжайте в Иваново-Вознесенск, есть такой город — Иваново-Вознесенск. И там вас в правах восстановят. Устроитесь работать на комбинат и восстановитесь в правах.

Евфросиния, как он это сказал, сразу ему поверила и отправилась в Иваново-Вознесенск — поначалу одна, без детей. Приехала — чужой город, ни одного родного человека. Пришла она на меланжевый комбинат, и там ей кто-то сказал: «Идите по такому-то адресу. Там живет одинокая старушка, она вас пустит».

Это была одинокая бабушка, девица, она сама и свой маленький домик построила, и дрова заготовляла, и все по дому сама делала. Постучалась робко Евфросиния Михайловна.

— Кто, кто там? Кто ты?

— Да вот я... мне посоветовали.

Женщина глянула на пришедшую и говорит:

— Проходи, проходи! Ты знаешь, какой мне сон сегодня приснился? Увидела я, как ко мне в окошко священник постучал. Проходи, проходи, матушка! И детей привози, устраивайся.

Съездила Евфросиния Михайловна за детьми, устроилась работать на меланжевый комбинат, на самую тяжелую, грязную работу, на которую никто не шел — цеха убирать. Проработала она здесь один год и стала болеть, и ей сотрудники на комбинате посоветовали — похлопочи, чтобы тебя восстановили в правах. Хлопоты увенчались успехом, ее восстановили в правах, она уехала в Бежецк и устроилась работать учительницей. Но проработала недолго: как узнали, что она жена священника, так уволили. И она пошла в другую школу, но здесь повторилось то же самое. В последний раз она устроилась в школу в Княжеве, в селе, где служил брат ее мужа о. Иаков. И здесь директор школы хотел не только уволить ее как жену священника, но стал добиваться, чтобы ГПУ непременно арестовало ее. Все эти события и переживания привели к тому, что у Евфросинии Михайловны на продолжительное время отнялись ноги. Врачи выписали ей документ об инвалидности, и Александра Васильевна сказала ей: «Фролушка! Не ходи больше работать. Не ходи. Ну их. Не ходи к ним больше работать». Это был 1937 год. О пенсии ей пришлось хлопотать долго, многократно она писала властям, писала даже Крупской. Пенсию ей дали самую незначительную, только чтобы хлеба купить, но с Божьей помощью она с детьми выжила.

Сразу же по прибытии в лагерь о. Иоанн написал всем своим родным и писал во всё время заключения.

28 июля 1934 года.

Дорогая мама!

Я, слава Богу, жив и здоров, из Суянки меня отправили 25 июля на этап в Вишеру, а сейчас 28 июля утром в пять часов из Вишеры отправляют, не знаю куда. Обо мне не беспокойтесь. Я здоров и благополучен. Привет всем родным. Где буду находиться, я напишу.

Бойков».

Хотя и успокаивал о. Иоанн своих родных, но здоровье его было подорвано, туберкулез давал о себе знать, и в сочетании с тяжелой работой это оказалось непереносимым. Вскоре после этого последнего письма о. Иоанн скончался.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.


(память 6 апреля по старому стилю)

Священномученик Иаков родился в 1896 году в городе Бежецке в семье священника Иакова Бойкова. С детства любимым занятием его было чтение духовных книг, а любимой игрой — «игра в храм». На чердаке дома он оборудовал себе небольшую библиотеку и устроил «церковь» — повесил иконы, колокольчики и утром, когда наступало время службы, звонил. Все окружающие думали, что мальчик посвятит свою жизнь сугубо служению Богу скорее всего в монашеском звании, и, когда он впоследствии женился, были весьма удивлены. Яков окончил духовное училище, поступил в Тверскую Духовную семинарию, а по окончании её в 1915 году — в Московскую Духовную академию. После государственного переворота в 1917 году академия была закрыта; Яков в Сергиевом Посаде не имел родственников и из-за наступивших голода и разрухи вынужден был уехать в Бежецк к сестре. Гимназию в Бежецке переименовали в реальное училище, но состав преподавателей оставался прежним, и его взяли учителем. Яков Яковлевич проработал здесь два года, но был уволен, потому что был сыном священника и не скрывал своих взглядов — какой он видит окружающую жизнь. Преследования, увольнения и всякого рода гонения в верующем человеке только укрепляют веру, даруют ему духовный опыт и наглядно являют милующую руку Божию. И хотя пришло время гонений, Яков Яковлевич решил стать пастырем и послужить своему народу. Незадолго перед принятием сана он женился на выпускнице епархиального училища, которая работала в советской школе учительницей. Став женой будущего священника, она потеряла своё и без того шаткое материальное благополучие.

В 1923 году Яков Яковлевич был рукоположен в сан священника ко храму святой великомученицы Екатерины в селе Закрупье, где он прослужил до 1930 года, когда переехал в Бежецк. Но в Бежецке вакантных священнических мест не было, и о. Иаков уехал в село Кирилловское Максатихинского района, где прослужил два года. Затем открылась вакансия на место священника в селе Княжево недалеко от Бежецка, и о. Иаков стал служить там. В Княжеве он служил до 1938 года. Ему пришлось пережить непрекращающиеся гонения двадцатых-тридцатых годов. Там, где власти не арестовывали священника, они намеренно облагали его и его семью произвольными и заведомо непосильными налогами, вынуждая покинуть приход. Священникам в те годы приходилось тяжелее, чем их прихожанам-крестьянам. Жена о. Иакова не раз говорила ему:

— Яков, бросай ты служить в церкви, уходи, ведь мы только и делаем, что налоги платим, хуже нищих живем.

— Я сана с себя никогда не сниму, — отвечал на жалобные причитания жены о. Иаков, — никогда не стану предателем Церкви.

В 1937-1938 годах были арестованы, за единичными исключениями, все священники области. В Бежецке арест миновал только одного священника, которому шел восьмидесятый год, — сотрудники НКВД, вероятно, решили, что вскоре он умрёт сам.

5 февраля 1938 года секретный сотрудник под кличкой Килограмм составил донесение в НКВД на о. Иакова: «Бойков Яков Яковлевич, священник села Княжева, говорил следующее: "Какое угнетение видят наши граждане, это насилие над верующими. Конституция говорит совсем иное... а делают совсем по-другому, как духовенство, так и всех религиозных людей угнетают... мы, верующие, будем ждать того времени, когда наших коммунистов будут вычищать от православных людей, а самого Сталина, как худого, подзаборного жителя, увезут в Грузию, откуда он и приехал, как антихрист, для угнетения всех верующих людей". Относительно выборов в Верховный Совет гражданин Бойков говорил следующее: "Прошли выборы, и для чего все это, это только сами коммунисты опять выбрали себя, и как ни почитаешь газету, все только и пишут, что выбирали все, а на самом деле ложь. За границей над этими выборами только смеются... там также знают, что в Верховный Совет СССР прошли подонки общества, грабители и насильники, как мы всех коммунистов называем втайне".

Чаще всего такого рода «сведения» были выдумкой самого осведомителя, но во время террора их никто не проверял. Они тем и хороши были для НКВД, что не нужно было проверять их достоверность. Сотрудник НКВД даже и сам мог подсказать осведомителю, какого рода «сообщения» требовались. Через три дня после доноса был выписан ордер на арест священника.

В эти несколько лет перед арестом о. Иаков подолгу и усердно молился, чаще всего ночью. Затепливал перед иконами в святом углу лампады, раскрывал на аналое книгу и начинал молиться словами святых праведников и подвижников. В час ночи с 8 на 9 февраля 1938 года раздался стук в дверь — это пришли сотрудники НКВД с понятыми, соседями, жившими в том же доме. Надо было произвести обыск, и сотрудник НКВД открыл крышку аналоя, порылся в лежавших там церковных книгах, крышку закрыл, и на этом обыск закончился. Отец Иаков простился с женой и дочерью и в сопровождении конвоя покинул дом навсегда. Жена несколько раз ходила в тюрьму в Бежецке и хлопотала, чтобы дали свидание, но ей отказали.

Сразу же после ареста, 9 февраля, следователь допросил священника.

— Расскажите, гражданин Бойков, о своем прошлом как до революции, так и после.

— До 1917 года я учился... получив среднее образование, стал учительствовать в городе Бежецке.

— Когда вы были лишены избирательных прав?

— В момент, когда я стал священником, то есть в 1923 году.

— Расскажите, кем, когда и за что вы были судимы.

— Судим я никогда не был. В 1935 году архиепископом Фаддеем было дано указание о том, чтобы мы регистрировали на местах случаи рождений и смертей, что мною и делалось. Но после об этом стало известно органам НКВД, и я в 1935 году был привлечен к ответственности за незаконную регистрацию актов гражданского состояния, но дело было прекращено.

— Расскажите, для какой цели вам было дано задание от архиепископа Фаддея собирать сведения об актах гражданского состояния?

— Сведения о рождениях и смертях я записывал в церкви примерно с год, после чего тетрадь с записями у меня была отобрана Бежецким НКВД. Сведения мы собирали только для церковных надобностей, для поминовения погребенных.

— Расскажите о вашей контрреволюционной агитации против партии и советской власти.

— Контрреволюционной агитации против партии и советской власти я никогда и нигде не проводил и виновным себя в этом не признаю.

— Следствие располагает данными, что вы, будучи враждебно настроены против партии и советской власти, среди населения вели антисоветскую агитацию, направленную на срыв проводимых советским правительством мероприятий, высказывали недовольство существующим строем и восхваляли жизнь при царе. Скажите, признаете ли вы это?

— Виновным себя в проводимой контрреволюционной агитации против партии и советской власти не признаю.

— Перед выборами в Верховный Совет СССР вы агитировали против выдвинутых кандидатов, кроме того, дискредитировали руководителей партии и советской власти. Признаете ли вы это?

— Агитации против выдвинутых кандидатов в Верховный Совет я не проводил, а также не дискредитировал руководителей ВКП(б) и советской власти. Виновным себя в этом не признаю.

Допросы продолжились и на следующий день. Следователь спрашивал:

— Следствие не удовлетворено вашими показаниями, данными 9 февраля. В деле имеются материалы, уличающие вас в проводимой антисоветской агитации против партии и советской власти; требую ваших правдивых показаний.

— Я подтверждаю свои показания, данные мною 9 февраля, о том, что антисоветской агитации против партии и советской власти я не проводил, И виновным в этом себя признать не могу.

— Следствие настаивает на даче правдивых показаний о вашей контрреволюционной агитации против партии и советской власти. Расскажите по существу заданного вопроса.

— Вторично отрицаю. Контрреволюционной агитации против партии и советской власти я не проводил, виновным себя в этом не признаю.

— Признаете себя виновным в контрреволюционной агитации против проводимых советским правительством мероприятий на селе?

— Нет, виновным в этом себя не признаю.

После того, как священник отверг все возводимые на него обвинения, были вызваны и допрошены «дежурные свидетели», в том числе и осведомители. Они показали: «В июне 1937 года на базарной площади Бойков среди колхозников говорил: "Вот какая жизнь пришла. Церкви закрыли и разломали, религию притесняют, священников в тюрьмы сажают, а в колхозах что делается, колхозников голодом морят, все у них отбирают, что ни заработают, государству везут, а у коммунистов все ничего нет, денег сколько от займов собирают, куда только девается все". В августе, числа точно не помню, при встрече со мной Бойков в отношении конституции говорил: "Что дала эта новая конституция народу, — ничего, это пустая бумажка, по которой большевики рабочих да колхозников обирают, это не свободная жизнь, а хуже крепостного строя, по этой конституции додушат большевики народ разными налогами". По вопросу проводившихся выборов в Верховный Совет СССР говорил: "Ну прошли выборы. Коммунисты выбрали самих себя... За границей над этими выборами только смеются". На базаре города Бежецка среди колхозников Бойков предсказывал о предстоящем голоде в деревне, говорил, что скоро наступит сильный голод, это предсказывает Библия, да и как не быть, коммунисты нарочно до этого доводят, чтобы с голоду все умирали, колхозники и так уже голодные сидят, а с них еще берут хлеб и другие продукты, а им самим есть нечего и голые ходят».

Все следствие продолжалось два дня, 9-10 февраля, и уже 10 февраля было составлено обвинительное заключение. 13 февраля 1938 года Тройка НКВД приговорила священника к десяти годам заключения в исправительно-трудовой лагерь, и он был сослан в Екатеринбургскую область.

В своей жалобе начальнику 1-го спецотдела НКВД о. Иаков писал: «Гражданин начальник 1-го спецотдела, обращаюсь к вам и прошу вас рассмотреть мое дело, так как арестован я, за что — не знаю, и никакой вины не чувствую за собой. Я не виноват, преступной деятельности у меня нет, а поэтому объясняю вам по существу своего дела:

1. 8 февраля 1938 года я был арестован органами НКВД в городе Бежецке. Следственными органами мне предъявлены агитация, дискредитация членов правительства и еще что-то о конституции, что я не понял из-за глухоты и сильного расстройства.

2. Не совершив столь тяжелого преступления, я не мог дать следователю никаких показаний по существу предъявленного мне обвинения.

Поэтому на все поставленные мне следователем вопросы по существу обвинения я дал только отрицательные ответы. Протокол допроса и моих ответов я подписал сам, его прочитав, где виновность свою я отрицал, ибо это обвинение меня не касается.

3. Не совершив никакого преступления перед советской властью, я терзаюсь одной мыслью, что поводом для ареста явилось то, что я служил до дня ареста священником. Но может ли в этом предъявленном обвинении быть моя вина; конечно нет, я незаметный, безвредный человек.

На следствии мне не были указаны ни лица, ни факты, которые подтвердили бы мою какую-либо преступную деятельность. Да их и не могло быть, так как я не совершил никакого преступления перед общественностью Советского Союза, а также тем паче перед партией и правительством. Однако, несмотря на это, постановлением спецтройки НКВД города Бежецка Калининской области я осужден к исправительно-трудовым лагерям сроком на десять лет по статье 58 п. 10, а за что? Я так и не знаю до сих пор.

Всякое наказание является средством исправления для наказанного человека, который осознает, за что отбывает наказание. Но, не совершив преступления, нести столь тяжкое наказание, тем более в условиях советской действительности, недопустимое явление. Это может случиться только в результате нежелания следователя своевременно установить степень моей виновности или невиновности. Гражданин начальник 1-го спецотдела НКВД, я прошу вас пересмотреть мое дело, так как нижестоящие инстанции мне отказали. Я не виновен, выше я изложил суть своего дела. Прошу вас вынести свое справедливое решение по пересмотру моего судебного дела.

Мне, полному инвалиду, нести столь тяжкое и незаслуженное наказание — невыносимая мука. Здоровье сейчас резко ухудшилось. Родился я в городе Бежецке в 1896 году. Никогда не судим и под следствием не был, женат, имею семью, служил священником последние годы до ареста здесь же, в городе Бежецке, и в селе в одном километре от Бежецка. Следствие вел следователь Елин. С решением спецтройки не согласен и с ответами из области об отказах.

Я еще раз прошу вас обратить внимание на несправедливо вынесенный мне срок и наказание. Я не преступник!!! И прошу справедливого пересмотра моего дела. О чем и прошу, не откажите в моей просьбе, старость и болезнь прошу учесть при разборе дела, а также мою семью».

11 сентября 1940 года сотрудник следственной части НКВД по Калининской области постановил: «Решение Тройки НКВД по Калининской области от 13 февраля 1938 года по делу на Бойкова Якова Яковлевича оставить в силе, о чем через 1-й спецотдел сообщить заявителю».

1942. Августа 24-го дня.

Дорогие родные мама, Маня, Верочка и сестра Нюта!

Пишу вам это письмо, как говорится, наобум и на риск. В совершенной неуверенности, что оно попадет в ваши руки в переживаемое время. О себе сообщаю, что я, по милости Божьей, жив и здоров. Нахожусь там же, где и был. В моем положении особенных изменений нет. Писем от вас я не получал уже более года (с мая 1941 года) и не знаю, как вы живы и здоровы и где находитесь. Сам не писал потому, что не принимали писем, а когда стали принимать — послал в ноябре 1941 года открытку, но ответа не получил. Объяснял себе это современной обстановкой жизни. Но вот на днях мой земляк из города Бежецка получает от сына письмо, чему был несказанно рад, и я решаюсь послать вам запрос: живы ли? Отзовитесь, если можно. Пришлите письмецо самое короткое, сообщите, жива ли мама, как ваше материальное и служебное положение с работой, жива ли Вера и где учится? Лишнего, конечно, ничего не нужно. О себе также сообщаю пока кратко. Буду ждать радостной вести, что родной город еще не "за границей" и что вы все живы и здоровы, а там, что Бог даст! На всякий случай прошу вас быть как можно дальновидней и осмотрительней в настоящее время.

Горячо любящий вас иерей Яков Бойков».

Это было последнее письмо, которое получили родные. Положение в лагере во время войны становилось все тяжелее, заключенным запретили переписку, их почти не кормили, сил уже не доставало на то, чтобы выполнить норму, а таких заключенных совсем переставали кормить. Отец Иаков умер в лагере от голода 19 апреля 1943 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.


(память 6 апреля по старому стилю)

Преподобноисповедник Севастиан Карагандинский (в миру Степан Васильевич Фомин) родился 28 октября 1884 года в селе Космодемьянское Орловской губернии в бедной крестьянской семье. После смерти родителей пятилетний Степан стал жить с семьёй старшого брата. Средний его брат принял постриг в Оптиной Пустыни. Степан хорошо окончил трёхклассную приходскую школу, книги ему давал читать приходской священник. Мальчик был слаб здоровьем, в полевых работах участвовать не мог, а ходил за скотиной, был пастухом. Часто зимой посещал он брата в Оптиной пустыни.

3 января 1909 года Степан был принят в скит Оптиной Пустыни келейником к старцу Иосифу, после смерти которого в 1911 году, перешёл под старческое руководство к отцу Нектарию и остался при нём до 1923 года келейником. Так он напитывался благодатным духом Оптинского старчества. Пострижен Степан был в мантии с именем Севастиан в 1917 году, когда начиналось время гонения на Церковь Христову.

Оптина, хотя до неё и доходили сведения о готовящихся ограбления её и закрытии, старалась жить мирно и тихо — однако, уже 10 (23) января 1918 года Оптина Пустынь была закрыта, хотя монастырь и продолжал существовать под видом сельскохозяйственной артели. Многие, особенно молодые послушники, не выдержав тяжелого труда и суровых требований, покинули Оптину. Одновременно на её территории был устроен Музей. Скитов к этому времени уже не существовало. Все жили практически одним днем. В 1923 году монастырские службы были полностью прекращены и власти приступили к выселению монахов. Братские келии сдавались музеем желающим в качестве летних дач. Все это время отец Севастиан находился под духовным окормлением старца Нектария Оптинского.

В 1927 году монах Севастиан принял священство от епископа Калужского. После кончины старца Нектария в 1928 году отец Севастиан приехал в город Козлов, где получил назначение в Ильинскую церковь. Там он служил с 1928 по 1933 годы вплоть до своего ареста. Батюшка не любил немолитвенного нотного пения и старался устроить на своем приходе благоговейное монастырское пение. В этот период он вёл в Козлове борьбу с обновленцами и не оставлял общения с жившей в рассеянии братии Оптиной Пустыни.

В феврале 1933 года отца Севастиана арестовали. На допросах батюшка дал прямой ответ: «На все мероприятия советской власти я смотрю как на гнев Божий, и эта власть есть наказание для людей. Такие же взгляды я высказывал среди своих приближенных, а также и среди остальных граждан, с которыми приходилось говорить на эту тему. При этом говорил, что нужно молиться, молиться Богу, а также жить в любви, только тогда мы от этого избавимся. Я мало был доволен соввласгью за закрытие церквей, монастырей, так как этим уничтожается Православная вера».

Его приговорили к 7-летнему заключению на лесоповал, несмотря на слабое здоровье и повреждённую левую руку. Но и в ссылки он проводил воскресный день в молитве и беседе. Ночные дежурства батюшка также проводил в молитве, никогда не позволяя себе спать. «В заключении я был, — вспоминал батюшка, — а посты не нарушал. Если дадут какую-нибудь баланду с мясом, я это не ел, менял на лишнюю пайку хлеба».

После освобождения он остался в селе Большая Михайловка, под Карагандой, и окормлял всех стремящихся к Богу, приходя к ним в дома и совершая требы, хотя разрешение на это со стороны властей не было —«народ в Караганде был верный —не выдадут». Батюшку полюбили и в окрестностях, поверили в силу его молитв. Со всех концов страны стали съезжаться духовные чада старца, всех он принимал с любовью и помогал устроиться на новом месте. Часто старец благословлял приезжавших к нему за духовным окормлением монахинь жить в какую-нибудь семью, что было в духе Оптинских старцев. Такие матушки становились как бы ангелами-хранителями дома.

Лишь в 1955 году верующие добились официального разрешения властей на регистрацию религиозной общины в Большой Михайловке, так что общими усилиями удалось построить храм, который освятили в честь Рождества Пресвятой Богородицы, хотя и было это в день Вознесения Господня. Священников батюшка подбирал себе сам. Вокруг него собралась монашеская женская община. О его общине архиепископ Петропавловский и Кустанайский Иосиф (Чернов) так говорил: «батюшка насадил здесь виноград, который потом и слезами вырастил». «Маленькая церковь, от земли не видно, а столп горит до неба».

22 декабря 1957 года, в день празднования иконы Божией Матери «Нечаянная Радость», Владыкой Иосифом (Черновым) батюшка был возведён в сан архимандрита и награждён Патриаршей грамотой «За усердное служение Церкви». В 1964 году ко дню своего Ангела был награждён архиерейским посохом — награда, примеров не имеющая.

Батюшка сохранял безупречное исполнение церковного Устава, не допуская при Богослужении пропусков или сокращений. Церковные службы были для него неотъемлемым условием его внутренней жизни. В беседах его любимым образом был святой Апостол Иоанн Богослов — он часто призывал паству к почитанию этого Апостола Любви. Отец Севастиан очень почитал святые иконы и говорил, что он даны нам в помощь от темных сил, что есть иконы, особые по славе благодати, есть намоленные веками чудотворные образы, которые, как ручейки, несут от Господа благодать. Он приводил слова старца Нектария Оптинского о том, что мудрость, разум и рассудительность есть дары Святого Духа, которые приводят к благочестию.

Батюшка обладал тонким юмором и любил пошутить, но всегда доброжелательно. Он не жалел времени на беседу с человеком. Каждый его совет приводил к благополучию.

Власти, видя его авторитет, всячески старались закрыть храм, но это им не удавалось: батюшка — как только они его вызовут — обезоруживал их так, что они совершенно лишались дара слова и после его ухода удивлялись: «Что это за старичок такой, что мы сделать ничего не можем?»

Батюшка всегда и во всём учил полагаться на волю Божия Промысла. Он также любил природу, жалел животных, однажды спас только что родившихся котят.

Людям он помогал своей тайной молитвой. О бесноватых он говорил: «Здесь они потерпят, а там мытарства будут проходить безболезненно... Я не хочу с вас кресты снимать. Здесь вы потерпите, но на Небе большую награду приобретёте». У батюшки была духовная мудрость, великое терпение. Если кто при нём роптал на ближнего, он скажет: «Я вас всех терплю, а вы одного потерпеть не хотите». Не поладит кто, он волнуется: «Я настоятель, а всех вас слушаю».

Он заботился о спасении каждого, это была его цель. Он просил: «Мирнее живите». Однажды, среди беседы о нравах людей батюшка сказал и даже указал: «Вот этих людей нельзя трогать, они, по гордости, не вынесут ни замечания, ни выговора. А других, по их смирению, можно». Очень важное значение он придавал молитвам за усопших, и других призывал: «молитесь за усопших больше всего. За всё слава Богу! Слава Богу за всё!»

3 (16 н. ст.) апреля 1966 года батюшка принял постриг в схиму от Владыки Питирима (Нечаева), прибывшего к нему для совершения пострига.

Впитав в себя традиции и благодатный святоотеческий дух Оптиной Пустыни и будучи учеником её великих старцев, перенеся изгнания и заключения в большевицких концлагерях, он по неисповедимым судьбам Божиим пронёс своё старческое служение в столице знойных степей Центрального Казахстана, многострадальной Караганде.

Скончался отец Севастиан 6 (19 н. ст.) апреля 1966 года – на Радоницу. Погребён он был на Михайловском кладбище.

Прославлен в 1997 году как местночтимый святой Алма-Атинской епархии. 22 октября (4 ноября)1997 года были обретены святые мощи старца Севастиана и перенесены в новый храм Рождества Пресвятой Богородицы в Караганде. Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.


 
20 апреля
 

(память 7 апреля по старому стилю)

С юных лет возлюбив Господа, он вел монашеский образ жизни, совершенствуясь в смиренномудрии. В царствование Льва Исавра (716-741 гг.) св. Георгий соделался исповедником за Христа, претерпевши от иконоборцев гонения и притеснения. При императоре Константине Порфирородном (780-797 гг.) был возведен на архиерейскую кафедру в г. Митилене.

Святой был весьма милостив, за великое же воздержание он получил от Господа дар врачевания и чудотворения. В конце своей жизни святитель Георгий истинной премудростью посрамил богопротивного императора Льва Армянина (813-820 гг.), который сослал архипастыря в Херсонес, где он и провел оставшуюся жизнь, совершая множество чудес. Блаженную кончину его († после 820 г.) Бог прославил светлой звездой, которая явилась в Митилене. От мощей его проистекали чудеса.


(память 7 апреля по старому стилю)

В миру — Димитрий, родился около 1460 года в г. Переяславле Залесском от благочестивых родителей. С юных лет он обнаружил свою любовь к подвижничеству и подражал подвигам св. Симеона Столпника (память 1/14 сентября). Отрок был отдан на воспитание в Никитский монастырь к своему родственнику игумену Ионе, где полюбил иноческое житие и сам решил стать иноком. Боясь, как бы родители не помешали исполнению его намерения, он вместе с братом своим Герасимом тайно ушел в монастырь преподобного Пафнутия Боровского (память 1/14 мая). Здесь, приняв иноческое пострижение, преподобный Даниил под руководством опытного старца св. Левкия прожил 10 лет.

Получив опытность в духовной жизни, преподобный возвратился в Переяславль в Горицкий монастырь, где принял священство. Строгою, богоугодною жизнью и неусыпными трудами св. Даниил обратил на себя всеобщее внимание; к нему стали многие приходить на исповедь и за духовными советами. Никто не уходил от преподобного Даниила не утешенным.

Особенным подвижническим проявлением любви к ближним стала забота преподобного об умерших нищих, бездомных и безродных людях. Если он слышал о каком-либо человеке, погибшем от разбойников, об утопленнике, или замерзшем на дороге, которого некому погребсти, то всячески старался отыскать мертвое тело, относил его на своих руках в скудельницу (месте захоронения бездомных), погребал, а после поминал на Божественной литургии.

На месте скудельницы святой построил храм в честь Всех святых, чтобы в нем возносилась молитва о упокоении безвестно умерших христиан. Вокруг него несколько монахов выстроили себе келий, образовав небольшой монастырь, где в 1525 году преподобный Даниил стал настоятелем. Одна из главных заповедей, которую преподал новый настоятель, призывала принимать всех странников, убогих и нищих. Он вразумлял братию и наставляя на путь истины не силою, но кротостью и любовью, всем подавая пример чистой жизни и глубокого смирения.

Много чудес совершилось по молитвам преподобного Даниила: он обратил воду в целебный квас, исцелял братию от болезней; избавлял от опасностей. Во время голода, когда в монастырской житнице оставалось мало хлеба, он отдал его нищей вдове с детьми. И с тех пор, в награду за милосердие преподобного, мука в житнице не оскудевала в продолжении всего голода.

Еще при жизни преподобного авторитет его был настолько высок, что по его просьбе великий князь Василий III освобождал приговоренных к смертной казни и дважды просил его быть восприемниками при крещении своих детей.

Предчувствуя приближение кончины, преподобный Даниил принял великую схиму. Блаженный старец преставился на 81-м году своей жизни, 7 апреля 1540 года. Нетленные его мощи были обретены в 1625 г. Господь прославил Своего угодника многочисленными чудесами.


(память 7 апреля по старому стилю)

Родился в Пергии Памфилийской по горячей молитве матери Феоклии, обещавшей ребенка посвятить Богу. Она воспитала сына в христианской вере. Когда св. Каллиопий достиг юношеского возраста, начались жестокие гонения на христиан. Феоклия, узнав, что на ее сына поступил донос, отправила его в Киликию. Когда юноша прибыл в город Помпеополь, его пригласили принять участие в празднестве в честь языческих богов. Он ответил отказом и объявил себя христианином. За это правитель подверг его жестоким мукам, после которых его еще живого бросили в темницу. Мужественная мать дала деньги стражам и прошла к нему в темницу, где укрепляла его до конца переносить страдания за Христа.

При распятии мученика на кресте она умолила стражей распять сына вниз головой, так как считала его недостойным быть распятым подобно Господу. Желание ее было исполнено. Святой мученик провисел на кресте от Великого Четверга до Великой Пятницы и скончался в день воспоминания крестной смерти Спасителя. По снятии мученика с Креста Феоклия, воздав славу Спасителю, припала к бездыханному телу сына, тут же предала свой дух Богу. Христиане погребли их тела в одной могиле. Святой мученик Каллиопий пострадал в 304 г.


(память 7 апреля по старому стилю)

Пострадал за Христа около 310 г. в городе Синопе на Черном море при императоре Максимиане (305-311 гг.). Когда святой диакон Руфин был посажен в темницу за исповедание христианской веры, мученица Акилина заботилась о нем и за это была также взята под стражу. В темнице своими чудесами они обратили 200 воинов ко Христу, и все вместе были усечены мечом.


(память 7 апреля по старому стилю)

Подвизался в V веке. Ради Господа добровольно принял нищету и отличался редким самоотвержением в пользу ближних.


[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8]