<-- header__menu -->

Лютеранство и его эволюция

Поначалу проповеди Лютера и Кальвина концентрировались на личности Иисуса Христа: "Нет другого пути — Христос один есть Путь и Истина. Вне Его нельзя найти Бога... Только во плоти Христовой можно познать Бога... ибо через ниспослание Сына раскрыл Он нам Свою волю и Свое сердце". В малом лютеранском катехизисе говорится, что "Лютер — дорогой и благословенный учитель Священного Писания, преобразовавший церковь Божию через восстановление в христианстве чистоты учения и правильного совершения Таинств".
Но к этой борьбе за чистоту Церкви присоединился элемент нецерковный, враждовавший с папством из политических, экономических и личных побуждений. Это оказало свое отрицательное влияние на развитие реформации и ее учения. Поставив перед собой задачу восстановления церковного учения в его апостольской чистоте, Лютер и его сподвижники не могли справиться с этой задачей, т.к. много столетий отделяло их от первых веков христианства, у них не было живого духовного опыта и отсутствовало знание творений Отцов и Учителей древней Церкви. Средневековое же схоластическое образование представляло христианство в искаженном свете. Единственным источником истолкований у них был собственный домысел, личное мнение.
Православная Церковь отвергала злоупотребления Преданием и вымышленные Римом документы и факты, чуждые слову Божию. Протестанты же совершенно отошли от апостольского Предания, отказались от духовного опыта святых учителей Церкви, от постановлений Вселенских Соборов, оставив единственным руководством в вере Священное Писание, толкуемое ими произвольно.
Незнание и принципиальное отвержение Церковного Предания явилось главным источником всех заблуждений протестантов, т.к. слово Божие — это Священное Писание и Священное Предание. "Итак, братия, стойте и держитесь Предания, которым вы научены или словом или посланием нашим", возвещает Апостол Павел (2 Феc. 2, 15). Святой Апостол Иоанн говорит: "Многое другое сотворил Иисус, но если писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить написанных книг" (Иоан. 21, 25). "Не все передали апостолы через Послания, а многое и без Писания, но и то и другое равно достойно веры. Посему мы почитаем достойным веры и Предания"; — говорит святой Иоанн Златоуст. Также учат о Предании и отцы Церкви: Василий Великий, Ириней Лионский, блаженный Августин и другие святые первых веков.
Принципиально отвергая апостольское Предание, протестанты непоследовательны. Они приняли на основании Предания "канон священных книг", исповедание главных христианских догматов: о Троичности Лиц в Боге, о воплощении Сына Божия и признают три древних символа веры, в которых раскрыты эти догматы. Отвергая авторитет древних отцов Церкви, они утвердили авторитет за новыми "богословами": Лютером, Кальвином и др.
Лютеране утверждают, что спасение человека и избавление от грехов совершается Самим Богом, а не делами человека, только одной верой, получение которой зависит всецело от Бога, по Его произволению. Благодать Божия, действуя на человека, внушает ему веру во Христа, и это является единственным условием спасения — она делает человека праведным. Особенность этой веры в том, что человек не сомневается в получении благодати Божией. Благодаря своей вере человек становится святым, благочестивым и оправданным дитям Божиим. Так вкратце звучит учение об оправдании верой, являясь основным и исходным пунктом всей протестантской догматики.
Священное Писание не дает нам основания к принятию учения лютеранства, которое таит в себе элементы, приводящие к разрушению христианской нравственности. Этот догмат противоречит слову Божию и вытекает из неправильно понятых слов святых апостолов. Лютер принял отдельные слова Апостола Павла буквально, вне связи с текстом и общей мыслью Апостола: "Человек оправдывается верой независимо от дел закона" (Поcл, к Римлянам), "человек оправдывается не делами закона, а только верою в Иисуса Христа" (Поcл, к Галатам). Апостол Павел этими словами не выступал против добрых дел, а против ложной самоуверенности иудейских учителей, полагавших, что спасение заслуживается внешними делами закона Моисеева: обрезанием, соблюдением субботы, омовением рук и прочим. Тот же Апостол Павел в Послании к Римлянам говорит, что Господь в день Праведного Суда Своего воздаст каждому по делам его. Апостол Петр: "Вы называете Отцом Того, Который нелицеприятно судит каждого по делам". Апостол Иоанн: "Дети мои, станем любить друг друга не словом и языком, но делом". Апостол Иаков: "Что пользы в том, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет?.. Как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва". Сам Господь говорит, что и порочные люди могут обладать верой в смысле признания существующих религиозных истин. Но эта вера недостаточна для спасения: "Не всякий, говорящий Мне: Господи, Господи, войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного".
Отвергая крайности римо-католического учения, Лютер сам впал в крайность: он отверг не только Богоутвержденное священство и Таинство, но и апостольское понимание Церкви. Лютер говорит, что истинная церковь там, где неповрежденно сохраняется слово Божие и правильно преподаются таинства. Но где критерий неповрежденности и чистоты слова Божия и правильного совершения Таинств, если Лютер сам отверг духовный опыт древней Церкви, отверг Предание, и соборный церковный разум, заменив их произвольным пониманием?
"Духовное священство, — говорит Лютер, — есть принадлежность всех христиан. Все мы священники, т.е. все мы — дети Христа, высшего Священника. Мы не нуждаемся поэтому ни в каком другом священнике, кроме Христа, т.к. каждый из нас получил назначение от Самого Бога... Все мы через крещение делаемся священниками". Всякий в церкви может проповедовать слово Божие и совершать Таинства. Пасторы и суперинтенденты существуют ради порядка. Они избираются обществом из людей, способных учить членов общины. При избрании старейшины возлагают на них свои руки. Здесь нет места апостольской преемственности и благодати священства, но лишь административное назначение на должность проповедника.
Это утверждение совершенно расходится с методом и пониманием роли священства первохристианской Церковью и неверно, что Иисус Христос и апостолы не дали никакого определенного устройства Церкви.
На самом же деле, в течение сорока дней по Своем Воскресении, Господь беседовал с учениками "о Царствии Божием", т.е. об устройстве Церкви — общества верующих. Только одним апостолам дал Господь право совершать Таинства и учить людей вере: "И, приблизившись, Иисус сказал им: Дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак, идите, научите все народы, крестя их во Имя Отца, и Сына, и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се Я с вами во все дни до скончания века" (Мф. 28,18-20). Также и право руководить людьми, приводя их к спасению: "Как послал Меня Отец, и Я посылаю вас. И, сказав это, дунул и говорит им: примите Духа Святого" (Иоан. 20;21). Сами апостолы свидетельствуют о том, что не общество верующих, но Сам Господь призвал их на дело апостольского служения Ему "не человеками и не через человека, но Иисусом Христом и Богом Отцем" (Гал. 1,1). Апостолы сохранили и преемственно передали тот порядок и строй жизни Церкви, какой был установлен Самим Господом; сами они рукополагали епископов и пресвитеров.
 Учение Лютера об оправдании только верою повлекло изменение взгляда на Таинства, которые для лютеран имеют лишь символическое значение и вся сила их заключается в личной уверенности молящегося, что он оправдан. У лютеран осталось только два Таинства, вернее их внешняя форма, — крещение и причащение, как заповеданные Самим Спасителем. Учение их своеобразно и чуждо древней традиции. Ложная духовность обнаруживается у протестантов в мистицизме, претензии на общение с Богом, помимо установленных Таинств и Богослужений. Протестанты пришли к отрицанию общения между живущими и отошедшими к Богу братиями, к отрицанию надобности молитв за усопших и ходатайства святых за нас. Обоснование этого отрицания чисто рационалистическое: зачем молиться, если судеб Божиих не изменишь и раз Христос уже всецело принес Богу удовлетворение за всех нас. Такое учение ведет к моральной пассивности.
В начале 40-х годов протестанты изъяли из учения Лютера учение о Сыне Божием и о нашем спасении через Него. В начале нашего века 80 процентов пасторов г. Гамбурга отрицали Божество Иисуса Христа. В последнее время на должность пастора лютеране начали выбирать и женщин. Справедливость требует отметить, что в лютеранстве всегда уживались различные течения, и сейчас нет-нет раздаются голоса: "У нас нет Церкви!" Среди некоторых лютеран заметен интерес к Православию.
Итак, лютеранское движение со времен Лютера отказывается от ценности живого церковного опыта — Священного Предания, от почитания Девы Марии и святых, от молитв за усопших, от административного устройства Церкви, от святых Таинств, икон, крестного знамения и считают одну веру достаточной, чтобы заслужить Царства Небесного. Это лютеранское искаженное христианство создает пропасть между ним и верой Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви.