<-- header__menu -->

История храма

«Внутри деревянной крепости церковь великомученицы Параскевии,
нареченныя Пятницы в Глятковых слободах
близ деревянного города»
М.С. Пестриков,
Описание Казани, составленное в 1739 году.

 

Было некогда на Казани, в веке XVI, его второй половине, несколько церквей, названным во имя Николы-Чудотворца - весьма почитаемого у люда православного святого. Согласно древних писцовых книг второй половины 60-х годов XVI столетия, одна церковь Николы-Чудотворца стояла в так называемой Вишнякове слободе - месте, где были дворы стрельцов, находящиеся в подчинении у стрелецкого головы Вишнякова.

Церковь Николы Тульского стояла на территории нынешней табачной фабрики, - это близ нее находился двор боярского сына и стрелецкого головы Данилы Онучина, дочь коего и обрела на глубине около полутора метров знаменитую икону Казанской Божией Матери.

Еще две Николинские церкви находились совсем близко друг от друга, на спуске так называемого Воскресенского холма.

Позади рыбного ряда деревянного тогда Гостиного двора, выходившего фасадом на Ивановскую площадь, прозванную так, ибо стоял на сей площади Иоанно-Предтеченский мужской монастырь, высилась величественная, похожая на огромную башню, церковь Николы-Чудотворца. А чуть ниже по спуску холма стояла церковь Николы Боровского, именуемая ныне Николо-Низским храмовым комплексом.

Еще одна Николинская церковь - во имя Николы Зарайского, находилась недалеко от одного из Поганых озерков, рукавами-протоками соединявшихся с одной стороны с озером Банным, на месте коего находится ныне автомобильная стоянка, что на углу улиц Чернышевского и Дзержинского, а с другой - с рекой Казанкой. Стояла церковь совсем рядом с "городовой стеной", то есть стеной кремлевской и как раз напротив проездной острожной башни казанского посада. "Ворота острожные, - сообщают писцовые книги второй половины 60-х годов XVI столетия, - против нижнева Поганова Озерка, близко Николы чудотворца Зарайского, на воротех башня..."

А вот что пишут древние писцовые книги о самой церкви. "Церковь Никола чудотворец Зарайской, а придел Пятница нареченная Парасковеи, поставленье и все церковное строение бывшаго попа Федора да приходное..." Это упоминание, датируемое шестидесятыми годами XVI века, есть первое свидетельство существования церкви-придела во имя Великомученицы Параскевы.

Сведений об истории Пятницкой церкви крайне мало. Нет о ней ни строчки даже в обоих выпусках-томах "Исторического описания церквей г.Казани" профессора Казанской Духовной Академии протоиерея Ефимия Александровича Малова, изданных в конце XVI века. Все церкви города, даже домовые, которые были в Казани на то время в этом исследовании есть, а вот Пятницкой церкви - нет.

Возможно, это объясняется тем, что церковь сия неоднократно горела в частых казанских пожарах, и разного рода бумаги и документы, могущие пролить свет на историю сего храма, находящиеся непосредственно в его стенах, были безвозвратно утеряны.

Возможно, все официальные бумаги сгорели в самом страшном для Казани пожаре 3-4 сентября 1815 года, когда, как писала газета "Казанские известия" за №71 от 5 сентября 1815 года, "более половины оной, лучшая часть города" превратилась "в пепел или груду камней". В этом пожаре сгорело здание Консистории со всем архивом, здание Духовной Академии опять-таки со всеми бумагами, в ней находившимися; погиб в пламени пожара и архив Казенной и Гражданской палат. "Казанские известия" в №79 от 2-го октября 1815 года, подсчитывая принесенный страшным бедствием ущерб, писали, что в пожаре "погибла древнейшая архива здешняго Губернскаго Правления, содержавшая в себе драгоценные для Казани памятники: грамоты Царей, даже со времен Царя Иоанна Васильевича Грознаго, за их подписанием, многие акты, весьма полезные для Казанской истории, со времени покорения Казани под Российскую Державу."

Я уже писал выше, что первые сведения о Пятницком храме содержат Писцовые книги второй половины 60-х годов XVI столетия.

Весьма ценные сведения содержатся в чудом сохранившемся документе, принадлежавшему казанскому митрополиту Тихону, архипастырю Казанской епархии с 1695 по 1724 годы. Это приходно-расходные книги Владыки за 1706 год, где помимо собственно упоминания о интересующем нас храме содержатся данные и о его служителях.

Неоценимый материал содержится в отчете инженер-поручика Михаила Саввича Пестрикова, геодезиста и картографа, находящегося в Казани с особой экспедицией в 1739 году по поручению В.Н.Татищева, знаменитого историка, собирающего материалы для своих трудов.

Одна строчка о Пятницком храме есть в опубликованном в Санкт-Петербурге в 1767 году труде статского советника, члена-корреспондента Петербургской Академии Наук Петра Рычкова "Опыт Казанской истории древних и средних времян"; косвенные и эпизодические сведения, которые пришлось собирать буквально по крохам, содержат "Известия по Казанской епархии", выходившие с 1867 по 1919 годы; несколько строк посвящены Пятницкой церкви в самом начале второй части "Краткой истории города Казани" адъюнкта Императорского Казанского университета Михаила Рыбушкина, выпустившего свой труд в 1849 году и целая глава о казанских церквях, в том числе и о Пятницкой, имеется в замечательнейшем "Казанском сборнике статей" Его Высокопреосвященства Никанора, архиепископа Казанского и Свияжского, вышедшем в Казани в 1909 году.

Двенадцать строк, посвященных архитектурным особенностям Пятницкого храма, содержит каталог-справочник "Республика Татарстан: памятники истории и культуры", выпущенный издательством "Эйдос" в 1993 году. Вот, пожалуй, и все.

Пятницкая церковь выросла на месте древнего храма во имя Николы Зарайского, и этому есть два свидетельства.

Первое - косвенное - содержится в Писцовых книгах второй половины 60-х годов XVI столетия, где говорится, что именно там, где стоит ныне Пятницкий храм, "близко городовые стены под горою" находилась церковь "Никола чудотворец Зарайской" с приделом "Пятница нареченная Парасковея". Городовые стены - это стены кремля, ибо в веке XVI городом, согласно "Толковому словарю" Владимира Даля, звалась "крепость, крепостица, укрепленное место внутри селения, кремль.

А церковь Николы Тульского, например, стояла за квартал от кремлевских стен и была разделена от них двумя

улицами, зовущимися ныне Батурина и Нагорной, последняя из которых вливалась некогда в улицу Большая Казанская, что есть ныне начальная часть улицы Большая Красная. Находилась церковь Николы Тульского в обширном комплексе зданий, принадлежавших Богородицкому девичьему монастырю и стояла не "под горою" Кремля, а на самой маковке холма, зовущегося с последних десятилетий XVI века Богородицким.

Второе свидетельство о том, что выросла Пятницкая церковь там, где находилась церковь Николы Зарайского, содержится в замечательном сборнике статей архиепископа Никанора, главы Казанской епархии в 1908-1910 годах, не могущего ошибаться в данных вопросах. Это свидетельство прямое и точное. "Пятницкая церковь, -пишет Высокопреосвященнейший Никанор, - построена Иваном Афанасьевичем Михляевым (1726-28 гг.), имевшем здесь свою суконную фабрику... В 1566 году здесь была церковь в честь Зарайского образа св. Николая чудотворца с приделом во имя Великомученицы Параскевы..."

Итак, история Пятницкого храма начинается с постановления в самом начале нынешней улицы Большая Красная деревянного храма во имя Николы Зарайского с приделом Параскевы Пятницы. Как говорят писцовые книги, первым настоятелем ее был о.Федор, стараниями коего вместе с будущими прихожанами и вырос на казанском посаде сей православный храм. Когда была освящена сия церковь, данных нет, однако несомненно, до 1566 года, ибо под этим годом, согласно писцовых книг, настоятелем церкви был уже иной человек, а о.Федор назван уже настоятелем "бывший".

Церковь Николы Зарайского имела богадельню и большой приход в несколько десятков дворов, расположенных по Большой Казанской, Воздвиженской, Нагорной и За-сыпкиной улицам, коий перешел с 1728 года в ведение уже Пятницкой церкви. Отец Феодор, строитель сей церкви, получал государево жалование, как было положено

настоятелям приходских церквей, в размере трех рублей, шести четвертей ржи, большой меры овса и пуда соли. Жалование выдавалось два раза в год на Пасху и Михайлов день, и годовой оклад в размере трех рублей был совсем неплохим доходом, ибо в те времена на три рубля можно было купить либо трех лошадей, либо шесть коров, либо тридцать баранов. Драгоценные же камения и вовсе продавались фунтами, то есть весом, - были на Руси и такие времена!

В приходе о.Федора было немало зажиточных людей, среди коих были боярские дети, служилые дворяне, стрелецкие сотники и даже трое князей Засекиных из старинного рода удельных ярославских князей, ведущих свою родословную от самого первого российского Великого князя Рюрика. Все они, несомненно, жертвовали в пользу своего храма и прихода. Словом, из двенадцати приходских церквей, бывших, по сведениям составителя путеводителя по Казани М.В.Казанского, в конце второй трети XVI века на казанском посаде, храм Николы Зарайского с Пятницким приделом был не последним.

Деревянная вначале, церковь Николы Зарайского сгорела, очевидно, в печально знаменитом на Казани пожаре 1579 года, "истребившем, - по словам профессора Императорского Казанского университета Николая Загоскина, - часть города близ кремля... и всю северо-восточную часть посада". Возможно, что церковь была восстановлена в деревянном варианте, однако, скорее всего, храм был воссоздан уже в камне, ибо археологические исследования его, проводимые параллельно первым попыткам восстановительных работ Министерством культуры в начале 90-х годов XX столетия, показали, что нынешний "левый придел... предположительно... относится к более раннему периоду", чем остальные строения, возведенные "иждивениями" купца Ивана Михляева. Так или иначе, но новая церковь продолжала именоваться церковью Николы Чудотворца Зарайского и одновременно - в обиходе - Пятницкой, и ворота острога казанского посада, против коих находился сей храм, до того безымянные, в веке XVII стали называться Пятницкими, то есть именем церкви, у коей они находились, как обычно и случалось. В "Описании города Казани (стен и башен) 1675 года", опубликованном в "Известиях общества археологии, истории и этнографии" от 1906 года, есть следующие строки: "От каменного города стены до Пятницкие четвероугльные проезжие башни до 18 сажен без аршина... От Пятницкие четвероугольные проезжие башни до Круглые Штиугольные башни... стены 128 сажен без трех вершков". Таким образом, купцу Михляеву, задумавшему построить на месте старого новый каменный храм, не нужно было выдумывать никакого названия, ибо оно уже существовало - Пятницкий. А все легенды, связанные с этим именем, будто храм посвящен умершей дочери купца Прасковий -суть городской фольклор и только.

"Пятницкая церковь, 1730-е гг. - архит. Постр. на средства купца И.Михляева." Так написано в каталоге-справочнике авторского коллектива Института языка, литературы и истории им.Г.Ибрагимова. Дата сия не совсем верна: И.А.Михляев умер в 1728 году и в духовном завещании его ни слова не говорится о строительстве Пятницкой церкви. Естественно, что капиталы купца могли "работать" и после его смерти. Так было с Богоявленской церковью в одноименной слободе, которая занимала некогда два последних квартала теперешней улицы Баумана; в селе Потаниха нынешнего Высокогорского района, где в 1738 году выросла на средства Ивана Афанасьевича Иоанно-Предтеченская церковь, существующая и доныне. Так случилось и с Успенской церковью Спасского Успенского монастыря в Булгарах, построенной, по данным того же каталога-справочника, в 1732-1734 годах. Кроме того, по завещанию его капиталы "работали ' на реставрации и ремонтах многих казанских зданий задолго после смерти купца, в частности, Воскресенского собора, на месте коего стоит ныне Химический корпус Казанского университета. Но вот поручительств относительно Пятницкой церкви в бумагах купца нет. А все потому, что заложенная в 1726 году, Пятницкая церковь была выстроена и освящена в 1728-м, чему свидетельствует в 1909 году архиепископ Казанский и Свияжский Никанор. Посему за дату рождения Пятницкой церкви следует принять 1728 год.

Что подвигло купца Михляева выстроить вместо старой церкви новую Может, разросшийся приход, коий не могла уже вместить старая церковь во имя Николы Зарайского с Пятницким приделом ? Может, окончание именно в 1726 году строительства церкви во имя святых апостолов Петра и Павла, строившейся также на средства Ивана Афанасьевича? А может, слово, данное Петру Великому, который, побывав на фабрике Михляева во время своего визита в Казань в мае 1722 года и похвалив купца за умелое ведение фабричных дел, сделал замечание по поводу ветхости сей церкви, находящейся совсем недалеко от фабрики.

Что храм был в состоянии не лучшем, говорит то, что горел он и в пожарах 1672 и 1694 годов, когда, по сведениям М.Н.Пинегина, краеведа и автора работ по истории Казани, сгорел соседний храму Богородиций монастырь и приходские слободы Засыпкина, Красная и Федоровская. Однако, существуют точные сведения, что, по крайней мере, в первое десятилетие XVIII века храм принимал прихожан и "работал" в полную силу. Сохранились приходные и расходные книги казанского Митрополита Тихона от 1706 года. В них говорится следующее: "Церковь Николая Чудотворца Зарайского что у Пятницы с попов Андреа Семенова, Ивана Никифорова, дьякона Михаила Харитонова, дьячка Михаила Иванова, пономаря Федора Ильина, просфорница Ксения Яковлевы дани и пошлин 4 руб. 23 алт. 5 ден..., и марта в 5 день те выписанные данные деньги в архиерейской казенной приказ взято."

Приход у церкви был достаточно большой. В нем было даже, по данным документов Казанского Архиерейского Дома, шесть дворов "полоняников", то есть пленных, скорее всего из числа поляков, кои платили "полонные деньги" - пошлину в размере 9 алтын или 27 копеек со двора. Пятницкий приход и далее оставался одним из самых больших на Казани, и из 28 казанских приходов занимал по численности прихожан 7-е место...

Словом, так или иначе, но в 1728 году купец Иван Афанасьевич Михляев, "коммерции советник", богатейший казанский купец и промышленник, владелец винокуренных, кожевенных и суконного заводов выстраивает для прихожан Пятницкого прихода, в большинстве своем его рабочих, новый храмовый комплекс.

Сей церковный ансамбль, по сведениям М.С.Пестрикова, состоял из главной церкви "великомученицы Параскевии, нареченныя Пятницы" и придела "Богоявления Господня". Престол во имя Николы Зарайского восстановлен не был, и весь храмовый комплекс, уже не только в обиходе, но и в официальных документах стал зваться Пятницким.

Каждая церковь или храмовый комплекс имели свои раритеты. Богородицкий девичий монастырь имел образ Казанской Божией Матери, Седмиозерная пустынь - образ Смоленской Богоматери, Тихвинская церковь в Свияжске, например, - образ преславного Святителя земли русской Сергия Радонежского.

Имела свои раритеты и Пятницкая церковь: замечательный список со старинного образа Параскевы Пятницы, чудом переживший все перипетии безбожного советского времени и находящейся ныне в стенах собора во имя святых апостолов Петра и Павла. Смею надеется, что недалек тот час, когда икона сия вернется в лоно храма, носящего его имя.

Как гласит предание, великомученица Параскева родилась в городе Иконии в Малой Азии. Родители ее особо

чтили день пятницу, когда пострадал на кресте Иисус Христос. В честь этого дня они и дочь свою назвали Пятницей, что по-гречески - Параскева. Рано осиротев, Параскева приняла обет девства и все помыслы и чаяния свои видела только в сеянии веры Христовой среди язычников. По поручению императора Параскева была схвачена и подвергнута истязаниям за отказ принести жертву идолам. Ее повесили на дереве и терзали тело железными гвоздями. Потом, изъязвленную до костей и едва живую, ее бросили в темницу.

Но Господь не оставил ее и чудесно исцелил страдалицу.

Злобный мучитель не вразумился этим чудом и продолжал истязать святую Параскеву, приказав повесить ее на дереве и жечь факелами.

Наконец, ей отсекли мечом голову. Христиане похоронили тело святой Параскевы. От мощей великомученицы подавались исцеления болящим.

Святая Параскева почитается целительницей душевных и телесных недугов, хранительницей семейного благополучия и счастья, покровительницей полей и скота. Память святой Параскевы совершается 10 ноября по новому стилю.

Еще, по сведениям Михаила Пестрикова, в приделе Богоявления Господня имелся древний напрестольный крест, что подтверждает Высокопреосвященный архиепископ Никанор, "с 77 частицами св. мощей". Частицы святых мощей имелись во многих казанских храмах: во Владимирском, от коего ныне остались лишь воспоминания да старые фотографические открытки, было 62 частицы, в Богородицком девичьем монастыре - 23, в Иоанно-пред-теченском монастыре - 6, в одноглавой Грузинской церкви, коей ныне нет тоже - 14. Но больше, чем в Пятницком храме, частиц святых и почитаемых мощей - 162 - было только в петропавловском соборе.

Пятницкий храм, как пишет о том каталог-справочник "Республика Татарстан: памятники истории и культуры", относился к типу "восьмерик на четверике" и стилю "провинциальное барокко", что теперь, после проведения больших восстановительных работ стало, наконец, заметно.

Храму всегда не везло: он горел почти во всех казанских пожарах.

В 1749 году, по сведениям Михаила Рыбушкина, выгорел весь Пятницкий приход вместе с церковью, от коей, в числе 28 "истребленных пожаром церквей", остались лишь остовы стен.

В 1774 году, в числе многих, храм во имя святой великомученицы Параскевы Пятницы был разграблен и разорен разбойной вольницей казачьего царя Емельяна Пугачева, а в 1815 году, в самом страшном на Казани пожаре, храм вновь выгорел полностью, причем с его колокольни - весьма нехорошее знамение - упал и разбился колокол. Тоже самое повторилось и в сильнейшем по полученным разрушениям пожаре 1842 года.

Храму не везло на напасти и бедствия, зато везло с прихожанами с самого начала его существования вплоть до дня сегодняшнего.

Как я писал ранее, в ХVI-ХVII веках в его приходе жили крупные дворяне, жертвующие на храм деньги и церковную утварь.

В веке XVIII, в первой его трети, главным жертвователем на храм был Иван Афанасьевич Михляев.

В конце XVIII - первых двух десятилетиях XIX веков жил в Пятницком приходе в двухэтажном с антресолями доме прямо против церкви и, конечно, помогал церкви и прихожанам внук протоиерея и известного по всей России миссионера Кирилла Васильевича Суханова, Платон Степанович Суханов, именитый человек, купец, крупный чаеторговец, служивший городу бургомистром, а затем в 1815-1817 годах и городским головой. Должность эта была сродни нынешней должности мэра, и именно Платон Степанович "поднял" Пятницкую церковь в числе иных городских церквей после ужасного пожара 1815 года.

Жил в Пятницком приходе в первой половине XIX века и сын старосты прихода Владимирской церкви, Купца и серебряных дел мастера Петра Серебреника, Владимир Петрович Серебреников, купец-суконщик, имеющий лавки на Гостином дворе и ведущий свои дела весьма прибыльно. Несомненно, и он помогал своему приходу и храму, не афишируя своей благотворительной деятельности, ибо добрые дела совершенно не требуют шума и помпы, и сделанные тайно, без огласки и благодарений благо-дателю, лучше доходят до сведения Вседержителя.

В 30-х годах XIX столетия приобретает усадьбу на Воздвиженской улице, как называлась в те времена начальная часть нынешней улицы Маркса, известный на Казани купец Авксентий Степанович Унженин, сын яран-ского купца Степана Степановича Унженина, торговца бакалеей и вином. Авксентий Степанович был богатейшим на Казани торговцем, имел свои лавки на Гостином дворе и иных торговых местах Казани, и слава его как преуспевающего и удачливого купца более 30 лет гремела на Казани. В 1854 году он был избран городским головой, в обязанность коего входило и содержание в должном порядке всех городских православных храмов. Особое внимание как прихожанин-благотворитель Авксентий Степанович обращал на Воздвиженский и Пятницкий храмы, поскольку жил в непосредственной близости от них. Но наибольшую лепту, после Ивана Афанасьевича Михляева, внес в благоустройство Пятницкого храма сын Авксентия Степановича, Василий Авксентьевича Унженин.

"Что касается до русскаго населения епархии, - писал в своем отчете о состоянии казанской епархии в 1870 году Высокопреосвященный Анатолий, архиепископ Казанский и Свияжский, - то вообще оно не скудно благочестием. В этом легко убедиться из того одного, что народ ежегодно на свои трудовыя копейки или благоукрашает храмы Божий (готовые), или же строит новые и употребляет всевозможные усилия к их поддержанию, не желая и слышать об упразднении церквей..."

Так именно и случилось в 1876 году, когда Пятницкий храм из-за частых пожаров потерял свое благолепие и был реставрирован, реконструирован и благоукрашен на народные пожертвования. "В 1876 году, - писал Высокопреосвященный Никанор в своем "Казанском сборнике статей", - Пятницкая церковь исправлена на средства жертвователей, из коих главнейшим был Василий Авкс. Ун-женин..."

Люди несли кто сколько мог. Василий Унженин смог пожертвовать на храм 10 тысяч рублей - по тем временам целое состояние, от коего вполне сносно можно было жить даже только на ежегодные проценты ренты.

Октябрь 1917-го Пятницкий храм встретил трехпрестольным.

Главный престол был во имя Рождества Пресвятой Богородицы, празднество коей справлялось 8-го сентября. Приделы же его были: первый, во имя святой Параскевы (28 октября) и второй, во имя Казанских Чудотворцев (4 октября).

Для храма начинались тяжелые дни.

Фрагмент из книги "Возрождение"
настоятеля Храма святой мученицы Параскевы о.Михаила, Казань, 2001 год.

© Подготовка электронной
версии Спиридонова В.С., 2002 г.